top of page
  • Фото автораbashmetsochi

Абьюз по-достоевски: о спектакле «Кроткая»

Вслед за спектаклем «Не покидай свою планету» режиссер Виктор Крамер представил на Зимнем фестивале искусств свою новую работу, успешно показанную еще в Москве. «Кроткая» – это тоже моноспектакль, где за музыку также отвечают композитор Кузьма Бодров и Юрий Башмет с оркестром «Новая Россия». В главной роли выступил актер Сергей Гармаш, который и предложил режиссеру взять фантастический рассказ Достоевского, посвященный теме абьюза и суицида.

В «Кроткой» писатель с психологической точностью показывает сложные отношения «маленьких людей», волею судьбы ставших супругами. Любви там нет – скорее, жалость и попытка сосуществования в этом мире униженных и оскорбленных. Проникшись историей шестнадцатилетней сиротки, пришедшей заложить образок Богоматери, пожилой ростовщик, бывший дворянин, решает взять ее под свою опеку – и заодно приручить к новой жизни. Постепенно это подчинение некой «системе» превращается в самый настоящий абьюз и тиранию: контроль, молчание, запреты со стороны ростовщика доводят девушку до самоубийства. Эту историю целиком рассказал актер Сергей Гармаш, он же ростовщик – как на исповеди, ничего не утаив от публики. Актрисы, исполняющей роль сиротки, в спектакле нет, и это решение режиссера довольно любопытно. Супруга ростовщика здесь предстает как призрак, преследующий героя. Мы слышим ее механистичный, электронно обработанный голос, и вдруг эта тень раздваивается в несколько раз, кружась с белыми платочками (на сцене бесшумно скользят актрисы театра имени Щепкина). Еще одно воплощение сиротки – кукла-манекен, которая своей угловатой деревянной фигуркой вызывает сострадание и усиливает трагичность действия. На фоне отчаянного и порой сумбурного монолога запутавшегося в самом себе героя – Сергей Гармаш просто великолепен – кукла воспринимается как символ жертвы, несчастной женской судьбы. Спектакль Крамера держит в напряжении от начала до самого финала, который становится лучшим, очень мощно показанным его моментом. Увидев мертвую сиротку, ростовщик в ужасе падает перед ней на колени, осознав смысл библейского изречения «возлюби ближнего своего», а ожившая кукла вдруг гладит его по голове – прощает…



Для создания мрачной атмосферы действия Крамер, вновь выступивший как сценограф, выбрал минималистские декорации – уходящие в потолок шкафы с ящиками, где, очевидно, хранится все нажитое ростовщиком, а также гигантские двери, напоминающие портал в иной мир. Музыка Кузьмы Бодрова максимально уводит от конкретного исторического времени, напоминая о том, что такие истории и в наше время не редкость. Подвижный минимализм, чередующийся с отсылками к музыке Альфреда Шнитке, Гии Канчели и, конечно же, к Малеру, добавляет особый нерв происходящему – и это тут случай, когда словосочетание «фоновая музыка» звучит не обидно. Как и в спектакле «Не покидай свою планету» композитор вновь поручает Юрию Башмету поставить красивую точку в этой трагедии – маэстро вновь солирует на альте.



Недавние посты

Смотреть все

Comments


bottom of page