top of page
  • Фото автораbashmetsochi

Пока не требует поэта

В Клубе профессионального слушателя поговорили о настоящей поэзии.

Лозунг Зимнего фестиваля — синтез искусств; в программе этого года все виды театра и танца, фотовыставка, в фойе проходит прекрасная злободневная выставка видео-арта, и параллельно этому звучит, конечно, какое-то совершенно зашкаливающее количество академической музыки.


Музыка здесь — как море, которое остается где-то там, на горизонте, провожает слушателей на концерты и лекции и встречает с них: она здесь константна, неизменна и по большей части приветлива.



Не было еще пока на фестивале только лишь одного искусства: литературы. Она то тут то там проглядывает — вот у нас Гамлет, вот Достоевский: но полноценный разговор о ней, значительный и яркий начнется 23 февраля. Говорить будут о поэзии; сегодня состоится главное поэтическое событие зимнего фестиваля искусств — Турнир поэтов, в рамках которого восемь современных авторов будут читать свои новые вещи в сопровождении музыки, написанной молодыми композиторами специально для них.


А собеседником Ляли Кандауровой в разговоре о прекрасной тенденции к объединению музыки и слова выступил Дмитрий Бак — уникальный литературовед и директор Государственного музея истории российской литературы имени Даля, огромного холдинга из уникальных коллекций, создающего порядка 80 выставок о литературе в год.


Как появилась идея турнира поэтов? Оказывается, они были созданы задолго до рэп-баттлов. В качестве ориентиров для организаторов Турнира стал легендарный дом Волошина в Коктебеле и его уникальная поэтическая «тусовка», которая возникла в начале века. Это был такой перманентно длящийся поэтический турнир: например, поэты придумали утром объявлять тему, а по вечерам представлять на эту тему стихотворения, написанные в заданной в форме — например, французской баллады.


Втором источником вдохновения для Турнира стала Москва 70-х годов и неофициальные клубы поэзии, в которых проходили «выборы» Короля поэтов — это тоже был своего рода баттл, о правилах которого мы, к сожалению, ничего ничего не знаем.



Изначальный замысел Турнира был следующим: авторы должны были написать стихотворение, в котором угадывалась бы — смысловыми полунамеками, интонациями, ритмикой — какая-то музыка, а зал должен был отгадать, какая именно. Позже от этой идеи отказались. Однако о новых правилах турнира мы расскажем после того, как его посетим, и подержим интригу; а вот встреча с Дмитрием Баком, потрясающе тонким мыслителем и человеком, во всем приемлющим только высочайшие стандарты, сама по себе стала большим событием фестиваля.


Здесь говорилось о высокой, настоящей поэзии и невозможности ее полноценного перевода; о различиях классического преподавания писательства и новых тенденций creative writing (так называемой школы творческого письма, пришедшей в Россию из Европы); о том, что поэзия должна и будет оставаться элитарной формой искусства, не нуждающейся в миллионных тиражах, стадионах и тотальной любви читающей и нечитающей публики. Разговор этот был серьезный и важный: Дмитрий Бак и сам в процессе дления своей мысли гениально и просто читал Георгия Иванова, Адама Мицкевича, Арсения Тарковского, совершенно виртуозно погружая в поэтику стиха на иностранном языке; это был не просто разговор «вокруг» литературы, это был настоящий спонтанный мастер-класс умного «слушания» и «думания»


И, наконец, беспрецедентной по красоте мыслью было высказывание Дмитрия Бака о том, как мало значит для поэзии читатель, печать, слава и понимание, потому что

«Когда написано стихотворение, меняется геометрия мира».


Недавние посты

Смотреть все

Kommentare


bottom of page