top of page
  • Фото автораbashmetsochi

Хабанера для домашнего тирана: о спектакле «Фантастическая Кармен»

На шестом вечере Зимнего фестиваля искусств в Сочи – вновь спектакль. «Фантастическая Кармен» – вольная интерпретация знаменитого сюжета режиссером Павлом Сафоновым и драматургом Михаилом Палатником.

Оттолкнувшись от образа главного героя Хозе и взяв за основу кровавую развязку оперы Бизе, создатели спектакля показали драму режиссера, который на самом деле оказался едва ли не параноиком и домашним тираном. Синтез инструментальных и вокальных фрагментов, балетных номеров и актерских диалогов дал возможность проанализировать эту, в общем-то, банальную историю о любви и ревности, как в самом настоящем психоанализе.



Упоминание теории Фрейда здесь неслучайно: весь спектакль – это, по сути, проявление бессознательного одного запутавшегося в самом себе человека. Его зовут Хозе, и он – весьма успешный режиссер. Но однажды Хозе пришел на прием к психоаналитику, чтобы рассказать о душевной сумятице, а заодно признаться в самом страшном – в убийстве. Дальнейший сеанс их общения напоминает не то сон режиссера, не то его галлюцинации, не то ролевую игру, в условия которой похожего Хозе помещал небезызвестный Дмитрий Черняков. Хозе постоянно мерещится его Кармен – она то поет, то танцует, то разговаривает с ним, как его жена. Режиссер спектакля Павел Сафонов решил объединить несколько миров – настоящий и выдуманный, литературно-оригинальный и литературно-современный. Благодаря тексту Михаила Палатника Хозе и Кармен становятся и страстными влюбленными из Севильи XIX века, и среднестатистической семейной парой из какой-нибудь провинции. Особенно этот контраст усилен в финале, когда Хозе-домашний тиран в подробностях рассказывает, как он ехал убивать свою жену – по трассе, освещаемой рекламой, заходясь в злобе от неконтролируемой ревности. А в это время под чувственную арию оперный Хозе-солдат прощался с цыганкой Кармен, которую заколол своим же ножом.



Постоянно переплетая сюжетные линии, времена, образы, режиссер как будто нарочно запутывает зрителя – и вот уже он, бедный, ловит новую отсылку к похожей, как у Проспера Мериме, драме Георга Бюхнера «Войцек». Помимо этого, в спектакле присутствуют несколько двойников одного героя (излюбленная фишка многих драматических режиссеров). Тенью режиссера-Хозе (его довольно убедительно отыграл Михаил Трухин) стал оперный Хозе (тенор Максим Пастер, добавивший немало патетики и пафоса). Кармен здесь аж три: жена режиссера (Ольга Ломоносова изобразила ее непокорной бунтаркой), Кармен-балерина (звезда Большого театра Екатерина Шипулина) и, собственно, Карменсита из оперы, партию которой достойно исполнила солистка Мариинского театра Ирина Шишкова. В качестве статистов этого многослойного действа выступил баритон Олег Цыбулько в образе оперного тореадора Эскамильо и танцоры Руслан Скворцов и Александр Волчков. Благодаря харизматичному обаятельному Евгению Стычкину его Психоаналитик напоминал, возможно, даже Фауста – ведь он тоже хотел для Хозе блага, убеждая его в психической болезни, но совершил зло, ведь Хозе так и остался страдать.



А что же с самой оперой «Кармен»? Из нее Юрий Башмет и «Новая Россия» оставили самые «хитовые» и мгновенно узнаваемые эпизоды – конечно же, «Хабанеру» (ее певица исполнила, лежа в ванной), «Сегидилью», арию Хозе с цветком, тему «рока» Кармен и Вступление ко II акту. И судя по инструментовке и обилию ударных инструментов, в некоторых моментах возникала «Кармен-сюита» Родиона Щедрина (это было бы логично, учитывая, что сочинение было написана для оркестра и балерины). Жаль только, что великая музыка Бизе в спектакле так и осталась ярким фоном всей этой странной фрейдистской истории, которая, впрочем, вызвала неописуемый восторг публики.


Недавние посты

Смотреть все

Comments


bottom of page